Новости. Новосибирск

Олег Жуковский: «И в Сахаре можно театр открыть»

Фото менеджера театра La Pushkin Анны Педан.

«Мы покидаем «сарай искусств», - сказал о своем детище основатель новосибирского театра La Pushkin Олег Жуковский. Здание самого необычного театра города, которое действительно не похоже на классическое учреждение культуры, прекратило свою работу на днях.

Откуда взялась идея открыть в павильоне Центрального парка целый театр, и каково это – быть «частником» от искусства, рассказал руководитель закрывшегося «сарая» в студии ГТРК «Новосибирск».

Чудо вместо тенденций

– Вы оборудовали собственный театр практически с нуля. Для нашей страны это необычно…

– До приезда в Новосибирск я прожил 15 лет в Германии, там был офис нашего театра. Мы путешествовали по миру. Так вот в Европе много театров, которые люди сами для себя строят. Там у людей совершенно другое сознание. Это как с раздельным мусором. Ты понимаешь, что это твоя земля и тебе не хочется ничего после себя оставлять. С театрами также: когда людям нравится какой-то артист, они начинают ему помогать. Два моих друга построили театр на частные пожертвования на границе Польши и Германии. Это 30 км до ближайшего маленького города. И они не продают билеты. Там запись за три месяца вперед, приходят автобусы, они играют спектакль, а после спектакля ставят банку, куда люди швыряют деньги. Может быть, там криво доски прибиты, и вообще всё какое-то неправильное. Но это сделано с любовью, и потому дело живет. По такому же принципу строился и «сарай искусств». Я пришел, мне дали материалы, деньги я не брал ни от кого. Подошел к людям и сказал: «Вы помогаете мне на стройке, а потом я провожу бесплатный мастер-класс и учу вас всему, что знаю». И в течение трех месяцев мне постоянно помогали от 10 до 15 человек.

­– А насколько это вообще сложно – открыть частный театр? Что для этого нужно?

– Если в этом есть кармическая необходимость, то все получится. Искусство не зависит ни от политического режима, ни от экономической ситуации. Можно и в Сахаре открыть театр. Кантор вот открыл подпольный театр в оккупированной Польше. Существует какая-то иллюзия про общие тенденции. В искусстве их нет, а есть чудо. Потом ты начинаешь это чудо рассматривать и видишь конкретного человека, который встал и сказал: «Я здесь, я это делаю». И дальше появляются какие-то союзники.

– То есть у вас все-таки были какие-то спонсоры?

– Единственный спонсор пришел в La Pushkin, когда мы пошли даже страшно сказать, на какие меры, выживая и что-то закладывая. В последний момент, когда мы уже заканчивали стройку и у нас начались спектакли, у нас все еще не было денег, чтобы заплатить рабочим за пристройку. А мне за три дня до этого сказали: «Олежка, разговаривай со своими ангелами, потому что все земные источники уже исчерпаны». И я по утрам вставал и как актер говорил: «Ребята, давайте что-нибудь там придумаем». И вот заканчивается очередной спектакль, открывается дверь и выходит вот такой «шкаф» с квадратной головой и говорит: «Очень, очень понравилось. Проблемы есть?»  Вообще это интересно: я до этого сам много раз играл ангелов. И смерть.

– Ваш уход связан с творческой усталостью?

– Дело вообще не во мне и не в том, что я устал играть. Устал – отдохни. Уехал вот на неделю в Сосновку, побродил по берегу Обского моря, попрыгал по камням, пришел в себя. У нас есть два-три таких места для отдыха. Зимой это Бердский залив. Замотал голову шарфом, встал на ветер - и через 40 минут ты готов работать. Так что усталость – это ерунда. А поддержку ты получаешь от публики. Есть люди, которые проживают вместе с тобой тяжелые спектакли. У нас есть скворечник, куда нам бросали всякого рода помощь.  В том числе - письма. Иногда можешь достать такое письмо невероятное. Письмо от одной бабушки «продержало» нас месяц. Одно письмо – и целый месяц жизни…

«Везут то, что испробовано»

– Вы говорили, что Новосибирск покидать не собираетесь. Это перспективный город в плане искусства?

– Новосибирск – не затоптанный, это чистая поляна. Здесь очень легко работается. Надо, чтобы сюда приезжало огромное количество людей, которые передавали бы свои знания. Это очень мужественный город, он очень быстрый, развивающийся. Вопрос, в какую сторону. Беда в том, что сюда везут исключительно популярное искусство. Менеджеры, с которыми я разговаривал, обжигаются на том, что привозят сюда современное искусство – и не продают зал. Поэтому везут то, что уж точно испробовано. И это опасно. Но есть еще очень много опасных вещей. Например, детские площадки, которые разрисованы желтым, красным и синим. Представляете ребенка, который постоянно держит в глазах очень жесткую гамму открытых цветов без переходных в момент своего развития? Это тебе не классическая живопись.

– В Европе «непопулярное» искусство более распространено?

– Во всем мире есть так называемая система проект-театров. Там нет никакой труппы, есть администратор, который содержат здание и дает возможность приходить и выступать. Европейский формат театра – это арт-пространство, оно рассчитано на 20-100 человек. Это очень популярная модель, мы придем к этому постепенно.

– В своем творчестве вы ориентируетесь на людей или на то, что считаете правильным?

­– Я ничего не могу делать без людей. Но я не могу также делать что-либо, чтобы понравиться людям. Вы представляете себе, что такое публика? На спектакле сто человек – это сто совершенно разных миров. У них совершенно разная генетика, разное воспитание. Есть культура, а есть искусство, это разные вещи. Есть светский театр, который вырос из крепостного театра, где все должно быть миленько. Это один театр. А есть наш, сибирский театр, который сто лет назад существовал. Это шаманизм, разговор с духами, договоры с природой, с внешними силами. Вот театр «Ля Пушкин» – это исконно сибирский театр.

От Затулинки – с любовью

– Имидж творческого человека накладывает отпечаток на «обычную» жизнь?

– Меня как-то спрашивали: тебя не колотят на Затулинке? Не колотят! Ко мне там относятся с огромной любовью! У них просто есть свой «клоун», они смотрят на него говорят: «Смотрите! Видали, какие парни у нас ходят?» У нас была проблема, мы вложили в какой-то проект все деньги. И две недели нас ближайшие магазины на Затулинке кормили в кредит.

– Вы уже присмотрели в городе какую-то творческую площадку, где могли бы работать?

 – Конечно, такие площадки есть. Но пока я не хочу об этом говорить. Мне нужно побыть в таком состоянии, когда заново изучаешь свои собственные качества. Это как когда ты пользуешься банковской карточкой, а потом внезапно ее теряешь, и приходится все вытряхивать из карманов. И тут ты находишь столько всего, о чем уже и забыл…

­ – А сотрудничество с каким-то театром рассматриваете?

– Должен быть, конечно, подходящий режиссер. Но тут есть, наверное, моя проблема, с которой мне приходится бороться. Здесь был Сережа Чехов, молодой режиссер, с которым мы сделали аж два спектакля. И это было так неуютно, меня непрерывно ломало в этом процессе. Но я понимаю, что, когда мне неуютно, значит, я вышел из зоны комфорта. А если я вышел из зоны комфорта и попал в какую-то рисковую для себя ситуацию, то сейчас какой-то финт произойдет. И в обоих случаях эти финты происходили. Сложно себе представить, что я стану «внутри» деятельности другого театра, но какие-то проекты вполне возможны. Всё тут зависит от случая, предугадать ничего нельзя. Может быть, я даже буду сотрудничать с Алексеем Крикливым.

– И все-таки каким будет ваш следующий шаг?

– С нами такой разговор идет, будто мы какие-то функционеры. Мы все делаем очень искренне, исходя из того, что нам надо в данный момент. Я даже не представляю себе следующего хода. Чтобы ответить на этот вопрос, мне нужно опять выйти на лед Бердского залива, раскрутить свою голову, замотать ее шарфом. А там, может, какие идеи и появятся…

 Юлия Моисеева

  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Ваше имя*:
Ваш E-mail:

Введите числа с картинки:





О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК54

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77 - 69886 выдано 29.05.2017 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2017 БК54
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич

Редакция сайта:
г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, д.104, оф.703, тел.: (383) 36-37-957

редакция: [email protected]

рекламный отдел: [email protected]