Новости. Новосибирск

Виктор Юкечев: «Средства массовой информации принадлежат гражданам»

Фото: Википедия

О своем понимании свободы слова, об отношении к «казусу Сиб.фм» и о многом другом рассказывает бывший учредитель и главный редактор «Сибиркой газеты», а ныне – директор «Института развития прессы – Сибирь» Виктор Юкечев.

– Что такое для Вас свобода слова? Насколько важен этот принцип?

– Если для жизни рыбы необходимым пространством является вода, а для человека воздух, то для гражданина такое необходимое пространство – свобода мысли и слова. Хотя, конечно, не каждый человек является сознательным гражданином.

Таким образом, я исхожу из того, что свобода слова принадлежит гражданам. Она обеспечивает их право быть услышанными и понятыми, помогает им адекватно представлять действительность и на основе этого представления о действительности принимать самостоятельные решения.

– В свое время Дмитрия Киселева интересовал вопрос: может ли журналист транслировать свое видение картины мира или же он должен исходить из некой «объективной реальности». Она вообще существует, такая реальность?

– Формально, с точки зрения науки, конечно же, объективная реальность существует – материальный мир не зависит от восприятия субъекта, он просто есть. Но мы, журналисты представляем эту объективную реальность в той степени, в какой успели понять, – исходя из своего профессионализма, времени, которое у нас было – и это естественно, человек всегда в той или иной степени субъективен. Однако здесь нужно различать свое понимание и свои пристрастия. Пристрастия – это всегда ангажированность кем-то или чем-то, не обязательно плохим.

Но люди придумали в свое время средства массовой информации именно для того, чтобы принимать самостоятельные решения, а не подсказанные Киселевым или кем-то еще. Пусть даже это будут и ошибочные решения, но они будут самостоятельными – на основе полной и своевременной адекватной информации обо всем. Такова функция и миссия масс-медиа. Особенно это относится к масс-медиа «общего интереса», по-английски general interest – у нас их по старинке называют общественно-политическими. Некоторые, как «Сиб.фм», даже не позиционируют себя в качестве политических, но это всё равно «издание общего интереса». Это общественное благо, которое принадлежит гражданам.

А если СМИ, или журналист, или редактор обеспечит только трансляцию своего видения и понимания, то это уже не журналистика, а пропаганда. Здесь существует очень жесткая разграничительная черта.

– Но есть ли вообще в мире издания, где принцип свободы слова полностью реализуется?

– В мире есть много масс-медиа, которые дорожат этой миссией – обеспечивать гражданам свободу мысли и слова. Причем делают это осознанно, технологично и – что, на мой взгляд, очень важно – соблюдая собственные этические стандарты.

Что такое институциональная независимость масс-медиа – это более-менее понятно: независимость от существующей власти. А вот приверженность свободе слова в каждом конкретном СМИ доказывается каждый день каждой публикацией. Потому что постоянно возникают ситуации, которые, как лакмусовая бумажка, проверяют прессу на способность подтверждать свою свободу слова. Поэтому я никогда не возьмусь составлять реестр свободных, а тем более – полностью свободных СМИ. Борьба за свободу слова никогда не закончится.

В тех странах, где никогда не было государственных масс-медиа, где все они существуют как частный бизнес, на свой страх и риск – есть реальное понимание, что главным капиталом на этом рынке является репутация. Она долго накапливается – и легко, в одночасье теряется. Именно там реально имеют значение институты саморегулирования – различные коллегии, комиссии по журналистской этике – они обеспечивают самоконтроль прессы во имя исполнения тех самых обязанностей перед читателями, слушателями и зрителями.

Так что свободы слова как константы не существует – но существует ее понимание и приверженность ей.

– Недавно в сети широко обсуждался «казус Сиб.фм» – когда владелец издания Андрей Ксенчук по требованию спонсора снял с публикации анонс митинга Навального, о чем прямо заявил в соцсетях. Также в качестве аргумента он привел то, что лично ему Навальный не нравится. Как Вы относитесь к этому?

– Значение слова «казус» сегодня чаще всего трактуется как сложное и запутанное дело. В данной ситуации я не вижу ничего сложного и запутанного. К сожалению, это типичная «картинка с натуры» – отношений в современном российском медиа-пространстве.

Я могу прямо сказать, что я с самого начала с большой симпатией относился к команде «Сиб.фм», когда этот ресурс только задумывался – я многих этих людей знаю, они мне очень симпатичны. И сейчас эту историю я воспринимаю весьма трагически – поскольку речь идет о репутации, которая очень долго накапливается и потом очень быстро исчезает.

– Иногда приводится такой аргумент: разве не может влиять на работу издания тот, кто эту работу, собственно, финансирует, вкладывая в нее свои деньги?

– Сам Андрей Ксенчук написал в Facebook буквально следующее: «меня об этом попросили люди, которые финансово помогают изданию». И я хочу здесь обратить внимание вот на что. Эти люди – не учредители и не собственники. То есть для них данное издание – не бизнес. Они тратят на него свои деньги во имя каких-то других интересов. Поскольку эти люди не названы, я не беру на себя ответственность рассуждать, что это за интересы – политические или околополитические, но очевидно, что это не бизнес-интересы – иначе они приобрели бы какую-то долю и стали совладельцами. Поэтому не исключено, что завтра они могут попросить реального собственника о чем-то другом – я здесь не хочу гадать, о чем именно, но при таких отношениях здесь коридор возможностей достаточно широк. Потому что здесь отношения строятся по понятиям: тебе что дороже – этот частный факт из картины мира или возможность для продолжения существования твоего журнала? И здесь возникает такой «родительский эффект»: «я за своего ребенка душу дьяволу продам». И в такой же парадигме вынужден размышлять Ксенчук.

– Хорошо, а может ли определять редакционную политику СМИ его владелец?

– Если бы всё было организовано как в нормальном медиабизнесе, можно было бы говорить о том, что каждый акционер имеет право участвовать в утверждении концепции и даже совместно с редакцией разрабатывать этические принципы издания. Однако после утверждения регулярно влиять на ежедневную редакционную политику они право теряют – это уже не их дело. И формализовать всё таким образом, в принципе, несложно – образцы и модели всего этого есть. Однако нашим коллегам, как всегда, не до этого – хотя эти иногда догоняют и очень больно бьют по голове. Если бы отношения собственника с редакцией были формализованы, он мог бы прямо сказать своим партнерам: у меня нет таких прав, я не могу. А так получилось «по понятиям».

И, если говорить о совместно выработанных журналистами и собственниками концепциях и этических принципах, то я здесь всегда привожу в пример «Вашингтон Пост». У них есть огромный этический кодекс – и есть пять самых основных пунктов, высеченных в мраморе в вестибюле этой газеты. И самый последний из них представляется мне очень важным: «Газета должна служить своим читателям и обществу, а не своим владельцам. Отстаивая правду, газета должна быть готовой жертвовать материальными интересами, если это необходимо для общественного благополучия».

Это, может быть, не столь сложно написать, но осуществлять это всегда мучительно. Это было в 1933 году, это время Великой депрессии в США. Тогда новый владелец купил убыточную газету. Тем не менее, они осознавали, что главное – это репутация и приверженность общественным интересам, и записали для себя эти обязательства. И только потом они начали доказывать свою миссию, им начали верить, сформировалась аудитория – и теперь это один из самых уважаемых ресурсов в мире. Последовательность может быть только такой.

Во время Уотергейтского скандала, когда действующий президент шел на второй срок, в руки «Вашингтон пост» попали документы о таких нарушениях, которые потом закончились импичментом – но тогда они об этом еще не знали, и публикация этих документов могла разорить их вообще в корень. Однако редакция пошла на это – потому что эти принципы не были принесены им со стороны, они сами разработали их вместе с собственниками.

– Но, по крайней мере, разве не может издание отклонять текст, который не соответствует его концепции?

– Для начала эта концепция должна быть. И уже сквозь эту призму можно рассуждать, укладываются ли они в эту концепцию. Такие суждения были бы вполне возможны и вполне цивилизованы.

У «Сиб.фм» в разделе «О проекте» есть очень симпатичное заявление о своей миссии. Наверняка Андрей, если не сам писал его, то, как соучредитель, имеет к нему отношение. Это классный текст.

То, что он написал в Facebook – это тоже заявление учредителя. Однако такие заявления следовало делать с самого начала…

Всё остальное, на тему «я чисто по-человечески не симпатизирую Навальному» – это уже лирика, его личное отношение. Он в данном случае владелец масс-медиа, у которого другая миссия. Да, учредитель может иногда делать публикации от своего имени: я никому не навязываю своего мнения, но оно такое – я не люблю Навального. Но, кстати, личное отношение Ксенчука к Навальному в этой истории вообще никакого значения не имеет. Ведь «Сиб.фм» опубликовал еще 21 февраля большое, подробное интервью с Навальным – и тогда он как собственник этому не противился. Не думаю, что его отношение с тех пор изменилось – просто тогда ему никто не ставил подобных условий.

– Однако анонс митинга – это еще и, по сути, рекламный материал. Является ли нарушением свободы слова отказ размещать рекламу бесплатно? И есть ли вообще грань между информацией и рекламой?

– Реклама – это часть бизнес-процесса: кто-то для продвижения своего товара или услуги покупает аудиторию СМИ и платит за пользование этой аудиторией. Бесплатная реклама – это нонсенс: значит, эти субъекты рассчитываются между собой какими-то другими услугами – бартером, долговыми обязательствами и т.п.. Информация об общественно значимом событии рекламой не является по определению – никакой доход ни с чьей стороны здесь не предполагается.

– Но ведь существует же политическая реклама – рассчитанная на увеличение, конечно, не прибыли, а аудитории, но всё равно размещаемая за деньги. И анонс митинга вполне может быть как раз таким материалом…

– Вот когда настанет час избирательной кампании и если Навальный будет зарегистрирован кандидатом – вот тогда это будет строго политическая реклама. Но в данном случае – это просто информация об общественном мероприятии. Конечно, по формальным признакам Навальный – это политический деятель, поскольку он готов бороться за власть, а сейчас он разговаривает со своими потенциальными сторонниками. Но в моем представлении это не политическая реклама. И в нашем законодательстве этот вопрос проработан не до конца – поэтому редакция должна пристально рассматривать каждый такой кейс.

– Значит ли это, что вообще все анонсы нужно публиковать?

– Не обязательно. В таком крупном городе как Новосибирск ежедневно проходит ряд самых различных мероприятий. И хотя интернет-издание – это не бумажная газета, и здесь при желании можно проанонсировать все проходящие мероприятия, редакция СМИ всегда вправе задаваться вопросом, следует ли данный анонс публиковать и какими критериями при этом руководствоваться. И здесь следует исходить из общественной значимости события. А данный митинг – это событие, безусловно, общественно значимое, у Навального в Новосибирске тысячи сторонников. Общественную значимость представляла и заявленная повестка митинга – противостояние коррупции.

СМИ имеет формальное право отказать в публикации анонса на основании того, что митинг, к примеру, не согласован с мэрией. И это представляет собой очень хороший материал для размышления – ведь отказы в согласовании не всегда правомерны, и они нередко результативно обжалуются в судах. В таком случае я, как редактор, действовал бы так: разместил бы информацию, что в такое-то время в таком-то месте запланирован такой-то митинг, но мэрия города не согласовала его проведение – и процитировал бы основания. И тут уже каждый житель должен принимать свое собственное решение: они знают, кто проводит, видят повестку и знают, на каком основании отказано. И уже зная, что может произойти, они принимают осознанное решение. Для этого, повторяю, пресса и существует.

Беседовал Алексей Голубков

  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила



О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Рейтинг@Mail.ru
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК54

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77 - 69886 выдано 29.05.2017 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2017 БК54
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич

Редакция сайта:
г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, д.104, оф.703, тел.: (383) 36-37-957

редакция: [email protected]

рекламный отдел: [email protected]